Популярные фотографии
Улитка Мариза (Marisa cornuarietis) 3
Улитка Мариза (Marisa cornuarietis) 4
Улитка Мариза (Marisa cornuarietis) 5
Главная » Каталог статей » Аквариумные Беспозвоночные » Раки и крабы »

Рак карликовый оранжевый (Cambarellus patzcuarensis)

тест-блок

Оранжевый карликовый рак - (Cambarellus patzcuarensis (Villalobos, 1943)

Как нередко бывает, все случилось экспромтом...
 
— О, какие красавцы! — с полувопросом — полунамеком произнесла дочь, остановившись у аквариума с действительно нарядными красными раками внушительных габаритов (насколько помню, это был кто-то из рода Procambarus).
 
Желая пресечь развитие темы, я бросил, в ход безотказные аргументы типа «Всю траву скосят, всех рыб сожрут». Подействовало. Но долго радоваться одержанной победе не пришлось. В соседней демонстрационной емкости крупного московского аквасалона весело копошились хоть и не столь яркие, но тоже привлекательные оранжевые рачки длиной не более 2 см.
 


— А эти?
 
Я вновь использовал успешно сработавшие минуту назад доводы, предварив их оборотом «когда вырастут», и уже готовился торжествовать успешное разрешение нарождающегося конфликта, но в дело вмешался продавец-консультант: «Не вырастут — они уже взрослые, половозрелые. Траве не вредят, рыб не едят».
 
Пришлось капитулировать... Вот так, нежданно-негаданно, я «диверсифицировал» собственную аквариумную практику, включив в нее новый, прежде совершенно незнакомый мне объект — оранжевого карликового рака.
 
Для начала мы ограничились парой, но, во-первых, оба экземпляра оказались самками, а во-вторых, как-то куце смотрелись на просторах 240-литрового общего аквариума. Поэтому, быстро убедившись, что десятиногие обитатели емкости действительно не представляют угрозы: для снующих в ней рыб и целостности подводного сада, мы спустя несколько дней вернулись в салон, чтобы прикупить еще 4 штуки, в том числе самцов.
 
Карликовые раки — существа, безусловно, забавные. Наблюдая за ними, аквариумист со стажем открывает для себя абсолютно новый мир, радикально отличающийся от привычного рыбьего.
 


Прежде всего это принципиально иные анатомия и манера движений. Конечностей у раков аж 19 пар. И функционал у них очень разнообразный. Пять пар – ходильные ноги, хотя, строго говоря, для обыденного перемещения предназначены лишь четыре. Оставшаяся (а точнее, первая) пара вооружена клешнями — ловкими манипуляторами, используемыми в качестве дополнительной опоры, а также захвата, нападения и защиты.
 


Хвост, состоящий из двух пар ножек и тельсона, и пять пар плавательных ножек бывают задействованы в экстремальных ситуациях, когда нужна стремительность (например, убегая от врага). Причем движется рак в этот момент не вперед, а назад, то есть пятится, как и предписано ему мудростью народной. Должен отметить, что траекторию рака предугадать трудно, поэтому поймать этих вроде бы неторопливых увальней не так и просто.


 
Плюс три пары ногочелюстей. Они работают в основном как столовые приборы – для удержания пищи и транспортировки ее ко рту. А попутно выполняют роль дополнительных органов дыхания (снабжены жаберными придатками) и своеобразных салфеток для протирки глаз и антенн. Плюс сами антенны и антеннулы, а также максилы и мандибулы (нижние и верхние челюсти соответственно)... В общем, все не так, все иначе.
 
В принципе знать название многочисленных деталей, из которых собраны раки, любителю совсем не обязательно. Любопытствующие же могут взглянуть на фото 1-3. Куда важнее прочувствовать алгоритм поведения рака и создать условия, приемлемые для него как обитателя аквариума и комфортные для владельца емкости как наблюдателя.
 


Что касается собственно раков, проблем с ними минимум. Существа эти очень неприхотливые, пластичные, обладающие приличным запасом жизненных сил. Главное для них — наличие укрытий и отсутствие крупных агрессивных рыб. Формирование приемлемой среды обитания едва ли вызовет трудности даже у неподготовленного аквариумиста: рН 7,0 – 8,5, dGH 10-20, Т= 18 – 26 С. Согласитесь, требования более чем щадящие.
 
Световой режим, растительное наполнение емкости, материал грунта значения не имеют, важно лишь, чтобы в том или ином виде все это наличествовало, поскольку без света ракам, скорее всего, будет тоскливо (хотя они прекрасно ориентируются в темноте с помощью антенн и многочисленных рецепторов), заросли водной флоры служат им укрытием, а голое стеклянное дно существенно затруднит передвижение (невзирая на многочисленные рачьи конечности).
 
Нельзя допускать разве что избыточной нагрузки воды растворенной органикой и дефицита кальция. И то и другое затрудняет линьку, а это чревато для раков неприятностями. Ведь для Десятиногих сброс старого панциря — это не прихоть, а вынужденная мера — единственный способ подрасти и обзавестись более просторной одежкой. Последствиями сбоев в этом отлаженном природой процессе становятся недоразвитые конечности, а то и гибель животного. Кстати, наблюдается очевидная зависимость между подменами воды и линьками: стоит подменить в аквариуме воду, как спустя сутки – двое на дне обнаруживаются отслужившие свое рачьи панцири.
 
Да и спаривание (а значит, получение потомства) приурочено у раков к поре линьки. Так что без регулярных подмен никак не обойтись.
 


Наконец, не будем забывать, что линька для декапод еще и способ восстановления утраченных конечностей. «Отдают» они их легко — при малейшей угрозе — и поступают абсолютно рационально: куда выгоднее сохранить жизнь и спустя некоторое время вернуть потерю. Чаще всего «пропадают» —  клешни как главный инструмент внутренних разборок и наиболее ухватистая деталь. Но и остальные членики не могут чувствовать себя в безопасности. Однажды я заметил в аквариуме бедолагу, у которого из десяти «рабочих» (то есть ходильных) ног осталось только три, причем все с одной стороны. Перемещаться он, естественно, не мог, заваливался на бок и робко жался в углу. Без особых надежд (уж очень ощутимыми мне казались рачьи утраты) я переместил инвалида в отдельную емкость и в последующие дни старался подкладывать корм прямо к мордочке. Уже через неделю, после очередной линьки, незадачливый пациент вполне уверенно держался на всех ногах, разве что новая клешня была куда меньше и несколько бледнее, но спустя две или три линьки обрела прежние габариты.
 


Вкратце остановимся на систематике карликовых раков. Все они относятся к роду камбареллус (Cambarellus Ortman, 1905), насчитывающему около двух десятков видов. Абсолютное большинство из них имеют довольно скромную внешность, скудную палитру и не пользуются пристальным вниманием любителей природы.
 
Единственными достоинствами камбареллусов, отличающими их от прочих представителей рачьего племени, являются миролюбие и отсутствие гастрономического интереса к водной флоре. Ну и конечно, экзотичность на фоне некоторого пресыщения аквариумного сообщества банальными рыбами.
 


А вот оранжевого рака наш и зарубежный народ очень даже полюбил, хотя познакомился с ним всего каких-нибудь 10 лет назад (в Европе эта оригинальная животина появилась в самом начале XXI века, а спустя некоторое время он объявился и в России).



Чаще всего оранжевого карликового рака именуют C.patzcuarensis Villalobos, 1943. Согласно большинству источников, он есть ничто иное как цветовая морфа невзрачного дикого вида, обитающего в Пацкуаро — сравнительно небольшом (20×14 км при максимальной глубине 50 м) озере, расположившемся в кратере потухшего вулкана одной из горных гряд Мексики на высоте 2200 м над уровнем моря.
 
Наиболее распространенное каталожное имя — Cambarellus patzcuarensis var. «Orange», а если кратко — СРО.
 
О происхождении яркой окраски рака мнения расходятся: одни специалисты (их меньшинство) считают ее результатом природных мутаций, другие склоняются в пользу версии, что «оранжевость» является итогом работы селекционеров, третьи отдают предпочтение «гибридному» варианту: мол, природа пошутила, а человек развил и закрепил.
 
Есть и еще одна тема для вялотекущих дебатов. Дело в том, что в таксономические анналы занесён еще один вид раков, имеющих сходную внешность C.zempoalensis, описанный Алехандро Виллалобосом (известным, кстати, специалистом по мексиканским декаподам) в том же 1943 году.
 
От собрата из Пацкуаро обитатель другого мексиканского высокогорного озера вулканического происхождения – Семпоала – отличается разве что четкими продольными коричневато – красноватыми полосами, тянущимися от головы до хвоста.
 


С одной стороны, синхронность научной записи, да еще и выполненная одним ученым, наводит на мысли, что он знал? что делал. Вместе с тем, нередко в одной партии, раков, поступивших в розничную сеть от фирм-экспортеров, встречаются особи как с более или менее ровной окраской, так и «полосатики». Да и в генерациях, полученных от одной самки, можно обнаружить как первых, так и вторых. К тому же нюансы окраски ракообразных зачастую определяются окружающей обстановкой, качеством воды и кормовой базы и даже настроением.
 


Нельзя игнорировать и известный факт скрещиваний (в том числе спонтанных) в рамках рода Cambarellus с получением способного к репродукции потомства.
 
Так что, кто есть кто, еще нужно уточнить. Впрочем, это обстоятельство представляет интерес больше теоретический, нежели прикладной, поскольку за исключением экстерьера вышеупомянутые раки ничем не отличаются: имеют один и тот же размер (не более 5 см, самцы максимум 4) и предъявляют одинаковые требования к условиям содержания и размножения.
 
К этим вопросам и вернемся.
 


СРО – существа довольно безобидные. Большинство конфликтов внутри группы провоцируется дефицитом укрытий и пространства. Если того и другого в достатке, драки редки и нетравматичны. Напролом раки не идут, с более сильными соперниками предпочитают не связываться, торопятся уступить дорогу, а порой и добычу.
 


Растения они используют исключительно в качестве лежанок, любят забраться в дебри, на высоту, и уютно расположиться, свесив клешни. В таком положении способны находиться часами.
 
Вообще, камбареллусов едва ли можно назвать подвижными существами. Более или менее они оживляются лишь в период гона (который, напомню, вызывается линьками) и проголодавшись. Считается, что у раков преобладает ночная активность. Признаюсь, потратил не один час, сидя после полуночи у аквариума (в нем имеется небольшой светодиодный ночничок, имитирующий луну), но большого оживляжа, разительно отличающегося от дневного, не зафиксировал. Мне попадались в Интернете уверения, что карликовые мексиканцы азартно истребляют моллюсков. Категорически не согласен. Они ими горячо интересуются это да, но чтобы убивать – ни разу не видел. И брюхоногие, судя по всему, ощущают, что угрозу раки не представляют, а потому безбоязненно к ним приближаются.
 


Интерес же декапод к улиткам вызван двумя обстоятельствами: (а) они собирают с раковин различную снедь в виде микроорганизмов и (б) подкармливаются продуктами жизнедеятельности брюхоногих. Особое пристрастие к копрофагии демонстрирует рачья молодь, поэтому наличие разного рода физ и катушек в выростной емкости приветствуется.
 
Взаимоотношения с рыбами у СРО сложные и неоднозначные. Сложные в первую очередь для самих декапод – они очень пугливы, шарахаются от малейшей тени. Даже аквариумная мелочь вроде гуппяшек или пеонов способна загнать рака в убежище. Причем принцип «стерпится – слюбится» не срабатывает. Даже по прошествии нескольких месяцев камбареллусы гак и не научаются распознавать, кто представляет для них истинную опасность, а кто нет.
 
Один раз я наблюдал, как оранжевому карлику в клешню попал леопардовый данио. Подчеркиваю, именно попал – никаких поползновений на атаку со стороны рака не было, только характерный отпугивающий жест с воздетыми ввысь «руками». Жертва тут же была выпущена, а сам невольный охотник в испуге удрал в ближайшие заросли.
 


В то же время карлики вполне в состоянии постоять за себя и даже порой атакуют крупную рыбу, стоящую, например, на пути к вожделенному кусочку корма. Впрочем, до серьезного травматизма не доходит, поскольку действия со стороны раков ограничиваются воинственным бряцаньем клешнями.
 
По некоторым данным, проблемой является лишь соседство с креветками и, наверное, редкими пока еще в любительских коллекциях новинками – пресноводными карликовыми крабами (вроде крабов-пауков из рода Limnopilos). Удостовериться в этом не имел возможности, но Интернет полон подобными предостережениями. Исходя из личного опыта, могу только сказать, что недели две в выростнике с молодью C.patzcuarensis у меня жила креветка-«снежинка». Потом пропала — то ли действительно стала обедом, то ли погибла естественным путем.
 
Говорят, что карликовых раков угнетает присутствие других «пещерников» вроде бадисов, не обеспечивает гармонии соседство с крупными балиторинами. Далек от идеала и союз с цихлидами. Впрочем, и здесь возможны варианты. Так, зная, что в моей «банке» живут несколько поколений юлидохромисов, упомянутый в начале статьи продавец-консультант предупредил: «Могут быть конфликты». Однако как раз в этой связке таковых не возникло. Видимо интересы моих цихлид и раков по какой-то причине нигде не пересекаются. Конечно, «юлики» гоняют многоножек со своей территории, но без ущерба конечностям последних. (И отгоняют, кстати, правильно, поскольку при случае карликовые раки с удовольствием полакомятся икрой, личинками и недостаточно шустрыми мальками.)
 
Не наблюдал я и ожидаемых ссор между раками и прочими придонными обитателями аквариума: акантофтальмусами, коридорасами, мелкими анциструсами, бычками и вьюнами. Правда, сначала пангио лихо выгоняли раков из облюбованных ими гротиков, но стоило мне увеличить количество укрытий, как и в этой сфере наступил мир.
 


В качестве убежищ подойдут натуральные и из искусственного камня гротики диаметром 2 – 5 см, небольшие керамические горшочки, скорлупки кокосовых орехов и пр.
 


Пластиковыми пещерками с гладкой внутренней поверхностью раки, по моим наблюдениям, пренебрегают. Их тоже можно использовать, но предварительно нужно срезать дно или обработать его шкуркой для придания шероховатости. Забавно, что раки не только с удовольствием пользуются готовыми укрытиями, но и не ленятся их благоустраивать. В частности, они нередко заваливают вход, смешно сгребая грунт ковшами – клешням и (напоминает снегоуборочную машину) или хватая отдельные крупные частицы. Проголодавшись, декаподы разгребают завал, выходят на кормежку, а вернувшись домой, восстанавливают «дверь».
 
Особую нужду в укрытиях испытывают раки в течение нескольких часов после линьки — на время твердения новой кольчуги, а самки — еще и в период вынашивания потомства.
 
В общем, чем аквариум подобным добром богаче, тем увереннее в нем чувствуют себя раки.
 


Одно плохо: чем больше таких потайных местечек, тем реже вы будете видеть своих СРО, ибо игра в прятки – это то, что они очень любят и лучше всего делают. Поэтому просторный общий аквариум – не лучший с позиции наблюдателя рачий дом. И чтобы не утерять камбареллусов из вида, наверное, идеальным решением будет выделение им отдельной емкости из расчета по 1 – 2 укрытия и 6 – 8 л на каждую особь. И должно быть этих самых особей штук 5 – 6, поскольку одиночные раки чувствуют себя очень сковано, а в составе стайки (даже другого вида и возраста) несколько раскрепощаются и смелеют.
 
Оптимум – невысокая (15 – 20 см) посудина с розеточной флорой (в ее зарослях раков лучше видно).
 
Грунт однотонный, не очень крупный (фракцией до 5 мм).
 
Чем больше площадь дна, тем лучше. Во-первых, это увеличит жизненное пространство раков, а во – вторых, обеспечит лучшую вентиляцию воды. Кстати, аспект немаловажный, поскольку раки, как и прочие декаподы, плохо переносят дефицит растворенного кислорода. Если естественный газовый обмен недостаточен, необходимо создать течение за счет хотя бы примитивного эрлифтного фильтра или позаботиться об аэрации микрокомпрессором.
 
По той же причине нужно быть внимательным в теплый сезон – при прогреве воды до 28С и выше следует усилить течение и/или продувку, иначе возможны неприятности.
 
Утрата мною бдительности в жаркие летние месяцы 2010 и 2011 годов привела к существенному оскудению поголовья моих СРО (в самое пеклоя смывался на дачу и не мог принять своевременных мер).
 


Вообще, повторюсь, карликовые раки – животные пластичные, быстро осваиваются в новом аквариуме, легко адаптируются к изменяющимся условиям, хотя и предпочитают обходиться без радикальных перемен. С другой стороны, восприимчивость декапод к скачкам гидрохимических параметров, на мой взгляд, несколько преувеличена. По крайней мере, если речь идет о взрослых экземплярах и 2 – 3 – месячных подростках. Приведу пример: раза два или три мне приходилось аврально подменивать воду в выростниках с молодыми камбареллусами – прямо из-под крана, по 50 – 70% (правда, с добавкой кондиционеров JBL для нано – аквариумов). И все обходилось без негативных последствий. А вот с молодью такое не проходит. Однажды всего 30%-ной подмены хватило, чтобы загубить 7 из 11 недельных рачат. Возможно, конечно, дело было не в их возрасте, а в качестве самой воды, но больше с «младенцами» я не рискую.
 
Никаких проблем и с выкормом раков: пасутся они самостоятельно и питаются всем подряд, причем это тот редкий и исключительно удобный случай, когда подопечных можно смело оставить на пару недель, не беспокоясь об их истощении: даже автоматическая кормушка не нужна – камбареллусы и без нее найдут, чем поживиться. В ход идут разлагающиеся фрагменты растительности, бентосные микроорганизмы, падаль и, не к столу будет сказано, продукты жизнедеятельности рыб и моллюсков. Опять же не останутся без внимания раков результаты: спонтанных нерестов аквариумных рыб – икра и малоподвижная молодь. Правда, к активной охоте оранжевых карликов толкает только голод, а без весомых мотиваций беготня за здоровым мальком представляется десятиногим слишком утомительной.
 
Если же говорить о целенаправленном кормлении, то сгодятся любые традиционные рыбьи корма: живые и мороженые личинки насекомых, ракообразные, трубочник и пр. Сухие хлопья и гранулы (в том числе и с растительными компонентами) тоже не окажутся лишними. Предпочтение следует отдать быстротонущим продуктам, поскольку в противном случае львиная доля корма просто не успеет дойти до адресатов. К этому шаблонному ряду могу добавить горошек, нежирный творог (лучше зерненный), небольшие кусочки омлета (приготовленного без масла иди в СВЧ), креветочный фарш и другие морепродукты, мясное и птичье филе. В общем, все, что в голову взбредет, но при условии соразмерности порций и использования продуктов, минимально портящих воду.
 
Линные шкурки тоже идут в дело, поэтому выбрасывать их не следует – они ценнейший источник веществ, идущих на построение нового панциря. Полезны и некоторые специализированные корма, в частности обогащенные карбонатами.
 
Погибших рыбок (если они не слишком крупны и не болели) я теперь не отлавливаю – оставляю ракам в качестве законной добычи декаподы и мякоть аккуратно оберут, и богатым кальцием скелетиком полакомятся.
 
В первое время после поселения раков в аквариум меня терзали смутные сомнения на тему: «А как теперь за тем самым аквариумом ухаживать? Что делать, если потребуется, скажем, растения пересадить или декор поменять? Не получится ли как в известной скороговорке – сунул грека руку в реку?..» Однако пока, слава богу, обходилось. «Нырял» я уже в банку неоднократно, и ни разу «за руку цап!» не случалось. Видимо, в качестве кормового объекта моя длань для карликовых мексиканских раков великовата. А для атаки с целью защиты владений – страшновата.
 


В общем, проблем с камбареллусами минимум, а ощутимое разнообразие в аквариумный пейзаж они вносят. Жаль только, что вижу я их нечасто. А так вообще цены бы им не было.
 
Плохо еще и то, что живут эти уникумы недолго – до полутора лет (наиболее крепкие – на 2 – 3 месяца больше). Так что, если предполагается сохранение популяции карликовых раков в аквариумном хозяйстве придется озаботиться их разведением.
 
С этой проблемой, к счастью, справиться тоже довольно просто, но разговор о репродукции мы отложим до следующего раза.
Окончание следует



И так, в прошлый раз мы закончили на грустной ноте, констатировав, что век карликовых оранжевых раков, или, как их иногда именуют, СРО (от латинского Cambarellus patzcuarensis «Orange»), недолог – год-полтора, от силы 20 месяцев. И если вам полюбились эти неординарные существа и есть желание закрепить их популяцию в аквахозяйстве, придется позаботиться о разведении. Процесс, к счастью, довольно легкий, вполне доступный даже новичку.
 
Единственный, на мой взгляд, присущий ему недостаток – утомительное однообразие, напоминающее литературную жвачку, заполонившую современные книжные прилавки и выдаваемую почему – то за классику жанра. Разведение рыб более динамично, разделено на этапы: икринка – личинка – малек – первое появление окраски и т.д. А в данном случае все куда примитивнее: яйцо – рачок. Впрочем, обо всем по порядку.
 

 
В подавляющем большинстве высшие раки раздельнополы. Единственное широко известное исключение так называемый мраморный рак (Procambarus sp. «Marble»), но об этой зверюшке мы поговорим чуть позже.
 
Самцы мельче самок и имеют совокупительные ножки – видоизмененную первую пару плеопод. У самки эти конечности редуцированы. Разница хорошо заметна, если перевернуть рачка на спинку (см. фото выше).
 
Упоминаются в Сети и другие различия полов вроде ширины и формы панциря, геометрии плеопод и пр., но я, признаться, этих зримых примет не нашел.
 
Созревают оранжевые карлики рано – от 2-сантиметровых подростков, достигших возраста 3,5 – 4 месяца, уже можно ждать приплода. Пара чаще всего образуется спонтанно, стойкостью не отличается. Наоборот, желательно иметь группу из разнополых представителей, чтобы у раков был выбор наиболее достойного на данный момент партнера.
 
Создавать особые условия, использовать стимулирующие приемы и вообще предпринимать какие-либо меры нет нужды. Если, конечно, не считать подмен воды, которые, как уже упоминалось, при содержании раков должны стать рутинной процедурой.
 


Совокупление происходит сразу после линьки, и вскоре плавательные ножки самки оказываются обвешанными гроздьями крупных яиц. Молоденькие рачихи приносят 10 – 15 штук, более зрелые – до полусотни. Фобии и без того боязливой мамаши в эту пору достигают апогея, она тут же прячется в укрытие и на протяжении нескольких дней без крайней нужды его не покидает.
 
Икринки крупные, непрозрачные, от серовато-зеленоватого до темно-зеленого, почти черного цвета. Не заметить их проблематично.
 


Если вы сумели зафиксировать момент «нереста», у вас есть как минимум декада, чтобы подготовить отдельную емкость для выращивания молоди. Это особенно актуально, когда раки содержатся в общем аквариуме. Новорожденные рачата крохотные, растут медленно, линяют часто. Шансов выжить при соседстве даже с мелкими рыбами у них практически нет.
 
В видовом аквариуме — «раковнике» врагов у молодняка поменьше, поскольку взрослые пристального интереса ни к своему потомству, ни к. соседскому (в том числе и других видов) не проявляют. Однако и на родительскую защиту малышам рассчитывать не приходится. А в любом стаде может найтись особо голодная и недоброжелательная овца, которая вполне способна как следует проредить поголовье молодняка. К тому же присутствие производителей наверняка оскуднит пищевую базу крох.
 


Итак, готовим 20 – 30-литровую банку (в зависимости от численности ожидаемого пополнения), заливаем в нее 80% воды из общего аквариума, остальное компенсируем свежей (можно из-под крана), даем сутки отстояться. Оборудуем хозяйство грелкой и микрокомпрессором или эрлифтным фильтром с губкой. Дно покрываем слоем грунта фракцией 1 – 3 мм, закрепляем пару – тройку пышных куртинок мха (весикулярии, «стрингов» или любого другого) или какой-нибудь мелколистной длинностебелки вроде королевской амбулии. Всё: детский сад готов. Остается изъять укрытие вместе с яйценосной мамашей и поместить на новое место. Если родительниц несколько, поступаем так же со всеми.
 

 
Если вы немного опоздали и рачиха уже обвешана молодняком, не страшно. Но придется вооружиться плотным сачком. Аккуратно сгребаем этим инструментом мамашу вместе с приплодом и водворяем в выростник. Не путайтесь, если при этом часть рачат разбежалась — спустя некоторое время они вновь соберутся под родным брюшком.
 
Отбирать «икру» не нужно. Во-первых, самка постоянно вентилирует кладку плавательными ножками, во-вторых, попутно очищает оболочки яиц от мусора, а возможно, еще и выделяет при этом особый секрет, обладающий фунгицидными свойствами.
 
Период инкубации зависит от целого ряда факторов, в числе которых, конечно же, температура, а также «мелочи» вроде химического состава воды – насыщенности ее соединениями азота, концентрации кислорода и пр. В среднем при 24 – 26С развитие эмбриона длится 12 – 14 дней.
 
Все это время самка если и рискует покинуть убежище, то очень ненадолго и ведет себя чрезвычайно робко, поэтому корм для нее лучше кидать как можно ближе.
 

 
Первые сутки появившийся на свет молодняк практически недвижим, висит на плеоподах матери наподобие яиц, но с ножками. Потом 3 – 4-миллиметровые рачата потихоньку начинают перебираться с места на место, а на третий день покидают сначала родительницу, а потом и укрытие, разбредаясь по аквариуму.
 
С изъятием самки можно не торопиться — как уже говорилось, к потомству она равнодушна, особенно, если имеется более подходящее пропитание.
 
Неплохо подкормить и молодняк. Пестуя первый выводок, я этот аспект проигнорировал, поскольку решил руководствоваться найденным в Интернете «удобным» советом, суть которого сводилась к тому, что особой заботы новорожденные не требуют, сами, мол, найдут, чем подкормиться. В итоге от первого выводка, насчитывающего 32 малыша, через неделю осталось 11. И это при том что, как показал последующий опыт, молодь обладает весьма крепким здоровьем и в нормальных условиях отход ее минимален (не более 5-10%).
 

 
Всё: развлекательная часть закончилась, дальше начинается вышеупомянутая нудятина. Дело в том, что новорожденные рачки – это уже практически копия родителей, только сильно уменьшенная и несколько бледноватая. Поэтому говорить о каких-то вносящих приятное разнообразие зримых этапах в их развитии бессмысленно, остается только ждать и выполнять обыденные работы: кормежку да подмены воды. Рачки в ответ на это линяют – растут – линяют – растут, и так на протяжении месяцев трех, пока достигнут 1,5 – 2-сантиметровой длины, позволяющей выпустить их в аквариум с предками. Тоска.
 

 
В первые две недели рекомендую использовать любые «детские» корма типа SERA vipagran. Позже, по мере роста, рацион расширяется за счет скобленого мотыля, резаного трубочника и пр. Целесообразно добавить в меню мороженых ракообразных. Их мякоть богата белком и минеральными веществами, а хитин поможет молодняку пополнить запасы кальция. Не будем забывать и про пользу присутствия в выростнике улиток как поставщиков части снеди (напомню, что раки не чураются копрофагии). Погибших рачат тоже не трогаем – их мышцы и скелетные ткани послужат хорошим пропитанием для счастливых однокашников. Богатыми пастбищами для молодняка являются заросли мхов и губка эрлифта, на поверхностях которых собираются всякий мусор и. микроорганизмы. В дебрях растений происходит линька и пережидание молодыми камбареллусами «мягкой» фазы.
 


Линяют ли рачата, пребывая в «подбрюшной» стадии, не знаю – не видел. А вот сброс ими покровов в первый же день самостоятельной жизни фиксировал. Вообще, сначала молодь избавляется от ставших тесными шкурок ежедневно, потом через день, через два, раз в неделю... У взрослых пауза между линьками растягивается до 2 – 3 недель. Но, несмотря на частую смену гардероба, растет молодняк очень медленно.


 
Как уже говорилось выше, резких колебаний малышня не любит, поэтому воду подменивать лучше часто, но понемногу. Если не лень – 3 – 4 раза в неделю по 10% (хотя бы на первых порах). Через месяц можно перейти к обычной схеме: еженедельно по 15 – 20%. Вообще, грязи от раков не много, и основным источником мусора являются остатки корма, поэтому важно правильно подобрать дозу. Это позволит избежать проблем с порчей воды.
 
Междоусобицы даже в разновозрастных генерациях случаются редко, а смертоубийство — случай вообще исключительный. Тем не менее, чтобы рачатам было спокойнее, рекомендую раскрошить скор лупу кокоса на 4 – 6 частей и уложить с нахлестом друг на друга (получается нечто среднее между пирамидой и пагодой).

В.Милославский
Журнал Аквариум 6/2011
Журнал Аквариум 1/2012


 

Поделиться:


Похожие статьи:

Популярные статьи